Стать сторонником Помочь
Наша работа
Устойчивое лесопользование
Образовательная деятельность
Редкие виды
Регионы
ВЫ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ ПРЯМО СЕЙЧАС!
Премия рунета 2017
Премия рунета 2017

В последние десятилетия изучение климатической системы стало сочетанием нескольких весьма сложных тем. Данные о прошлых изменениях климата дают геохимические и биохимические экспериментальные исследования, включая экспедиции во все уголки земного шара и даже на дно океанов. Здесь активно развиваются изотопные методы, дающие новую и удивительно точную информацию, например, о том, как в последние 3000 лет менялась температура Северной Атлантики.

Нынешние изменения – объект измерений, причем далеко не только на метеостанциях. Толща океана и стратосфера дают принципиально важную информацию. Тепло глобального потепления уходит в океан, а стратосфера охлаждается из-за более «толстой» парниковой пленки. Источники поступления в атмосферу парниковых газов – также предмет исследований, как и их поглощение океаном и наземными экосистемами. В то же время, прогноз погоды – не тема климатологов, этим занимаются метеорологи, синоптики и модельеры, работающие в масштабе времени от часа до пары недель, климат же – «набор погоды» за достаточно длительное время, от 10 лет и более.

Прогнозы климата – расчеты по очень сложным моделям планетарной циркуляции атмосферы и океана. Их в мире примерно 30, и все они объединены в глобальный проект, что позволяет сравнивать результаты и выявлять более мелкие детали. Очень важно, что модели уже хорошо воспроизводят то, что произошло в последние десятилетия, то есть наложение антропогенного влияния на естественные процессы. Поэтому климатологами могут называть себя и биохимики, и физики, и математики, занимающиеся той или иной климатической проблемой.

Еще одна тема – образование и просвещение. Проблема климата стала столь сложной и многоплановой, что тут нужны люди, профессионально компонующие «прошлое, настоящее и будущее» и излагающие всю картину научно-строгим, но простым языком.

Подробнее в лекции "Весь мир и Россия: тренды и прогнозы". Более подробная информация о широком спектре климатических тем, ссылки на российские и международные обзорные доклады, на материалы Росгидромета для широкой аудитории

Действительно, те, кто раньше изучал климат различных природных зон, сейчас нередко весьма скептически смотрят на причины и прогнозы изменений климата. Географы старшего поколения привыкли иметь дело с описательной наукой «Географией», где все можно посмотреть «своими глазами» и пощупать «своими руками». Сейчас же климатологи, как правило, с базовым образованием по физике атмосферы и океана, предлагают им выводы, сделанные на основании сложного физического и химического анализа. Нельзя увидеть, как прогреваются все океаны, нельзя увидеть изотопный состав атомов углерода и других химических элементов, температуру стратосферы и многое другое. В прошлом география детально описывала климат разных природных зон, морской и континентальный климат разных районов. Теперь на первый план вышло иное измерение – «нервность» климата – менее или более неустойчивый климат. Главным объектом изучения становится рост опасных метеорологических явлений, причем выраженный в математических терминах вероятности.

На смену описанию Земли пришло сложное междисциплинарное изучение климатической системы, где «классическим» географам как бы нет места. Неудивительно, что это встречает негативную реакцию, попытки найти изъяны в системе аргументации об антропогенном воздействии на климатическую систему, очень критически взглянуть на «чужую» науку. Есть и другие причины скептицизма. Нередко в СМИ мы видим климатические «страшилки», далекие от науки. Географы и любые более-менее сведущие люди понимают: это не так, а раз это не так, то и на всю климатическую тему надо взирать с сомнением. Еще один фактор – непривычное, вероятностное описание результатов. Само слово «вероятность» можно понимать по-разному. Для физиков и математиков «вероятно» означает, что уже есть численные расчеты и понятно, что это самый вероятный вариант. А для обывателя «вероятно» – значит еще не определено, значит еще не известно. В целом люди все лучше понимают суть явлений, но одновременно лучше понимают, что описание вероятностное, что есть немалые диапазоны неопределенности. Это порождает иной вид «скептицизма»: «а вдруг реализуется вариант с 20%-ной вероятностью, а не наиболее вероятный – с 80%? А вдруг «пронесет»? А давайте дождемся». Этому подвержены многие, и не только «старая гвардия» географов, но и многие политики и бизнесмены.

Естественные причины – главный фактор, если говорить про отдельные годы или короткие периоды времени. Все естественные факторы работают в прошлом, настоящем и будущем. Сейчас на них накладывается антропогенное воздействие, которое доминирует при осреднении эффектов за 50–100 и более лет. Подробнее в лекции.

Консенсус, конечно, есть. Зайдите на сайт Росгидромета, выберите раздел «Продукция» и далее «Климатическая продукция» и посмотрите на доклады. Точнее на списки их авторов. Если речь идет о докладах об изменении климата за прошлый год, то там представлены все институты Росгидромета. Если посмотреть обзорные, «Оценочные», доклады, выходящие раз в 7-8 лет, то их представляют все профильные институты РАН и Росгидромета, все профильные академики. Это их общее мнение о состоянии научных знаний. Та же ситуация и в мире в целом. Есть Всемирная метеорологическая организация, есть Межправительственная группа экспертов по изменению климата. Их доклады – консенсусное мнение ученых из всех стран.

Другое дело, консенсус между кем и в чем. Это всегда консенсус между профессионалами. По физике и химии процессов в атмосфере и океане между специалистами в данной области есть консенсус. Демографы и энергетики и даже биологи и географы могут быть с этим не согласны, но они просто не работают в данной области, часто не видят «за деревьями» своих проблем «леса», общей картины в иной сфере научных знаний.

В чем консенсус? В базовых вещах, причем выраженных в очень корректных и выверенных выражениях. Как только от них сильно отклоняются, ведь нередко СМИ превращают климат в «страшилку», тут же и климатологи и просто люди, разбирающиеся в предмете, возражают. А это создает иллюзию разных мнений. Тем более, что СМИ очень любят разногласия и «столкновения», для них «типично» на равных подойти к словам климатолога, экономиста и политика о физических процессах, например, в океане, хотя два последних могли видеть океан только в кино и из иллюминатора самолета.

Разные мнения, конечно, есть, но на уровне деталей, а не на уровне базовых понятий, а их можно свести к пяти очень коротким фразам. Глобальное потепление есть, проявляется во всех компонентах климатической системы Земли и усиливается; изменение климата в последние полвека не может быть объяснено только естественными причинами; оно успешно объясняется учетом антропогенных воздействий на фоне действия естественных факторов; главный антропогенный эффект – усиление парникового эффекта выбросами в атмосферу СО2, поступающими от сжигания угля, газа и нефтепродуктов; в XXI веке антропогенное воздействие продолжится и усилится. Вот в этом полный консенсус, и далее из него можно делать разные выводы, особенно когда дело касается экономики, но «физическая база» совершенно определенна.

Естественные причины – главный фактор, если говорить про отдельные годы или короткие периоды времени. Все естественные факторы работают в прошлом, настоящем и будущем. Сейчас на них накладывается антропогенное воздействие, которое доминирует при осреднении эффектов за 50–100 и более лет. Подробнее в лекции.

Все три названия в принципе приложимы к текущей ситуации, но использовать то или другое лучше в зависимости от контекста. Когда говорится о долгосрочном влиянии человека на климатическую систему Земли, то разумно сказать «глобальное потепление». Это одновременное и длительное – десятки и даже сотни лет – повышение температуры всех океанов, а ведь именно Мировой океан по энергетике процессов – главная, даже доминирующая составляющая климатической системы. Если бы этого эффекта не было, если бы все наблюдения ограничивались атмосферой, то вряд ли можно было бы столь определенно говорить о глобальном потеплении.

Если говорить о месте, где вы живете, о том, что там с погодой нового, то лучше сказать «изменение климата». Средняя температура океана или атмосферы на планете в целом мало характеризует вашу личную ситуацию. «Ваш» климат стал более неустойчивым, сдвиги вы, вероятно, тоже замечаете: раньше наступает весна или позже холода, но больше «раскачка» – то жарко, то холодно. Доклады Росгидромета однозначно показывают, что размах аномалий достигает 20 градусов, а среднее потепление за последние 50 лет в России – только 2,5 градуса. Зато увеличилось число и сила опасных метеорологических явлений –сильных осадков, наводнений, штормов, метелей, случаев чрезвычайной пожарной опасности лесов – всего, что связано с «воздухом и водой», кроме цунами, у них иная причина.

Если же взять какое-либо место, особенно уязвимое к изменениям климата, то уместно говорить о климатическом кризисе. Многие малые островные государства находятся в сильном кризисе: шторма и повышение уровня океана практически не оставляют им шансов на существование, некоторым уже в XXI веке. По прогнозам, засушливые территории станут еще засушливее, причем этот тренд уже виден. Как там вести сельское хозяйство, смогут ли с этим справиться слабые и бедные страны, ведь фактически они уже перед лицом климатического кризиса? Чтобы его предотвратить, мировой экономике надо быстро переходить на зеленые источники энергии без выбросов парниковых газов. Однако крупнейшие страны не спешат это делать, хотя многие из них уже заявляют о намерениях радикального снижения выбросов. Пока же в ООН мы видим кризис отношений между массой слабых и уязвимых стран и крупнейшими странами. Ведь судьба первых в основном зависит от вторых. У нас же «глобальное изменение климата» – наверное, так точнее всего можно обрисовать нынешнюю ситуацию.

Подробнее в лекции Изменения климата в мире и в России. Глобальное потепление. Климатический кризис для наиболее уязвимых и слабых стран. Кризис в нынешнем и будущем выполнении Парижского климатического соглашения ООН.

Вернуться в климат XIX и даже XX века, до начала сильного антропогенного воздействия, уже нельзя, но остановить изменения на умеренном и относительно безопасном уровне можно. Усиление парникового эффекта, а это главный фактор антропогенного воздействия, зависит не от объема выбросов СО2 и других парниковых газов в конкретный год, а от их концентрации в атмосфере. Основная роль принадлежит СО2, а этот газ в атмосфере не разлагается. Он уходит из нее только будучи поглощенным наземными экосистемами или океаном. Однако они не успевают поглотить все антропогенные выбросы, им «по зубам» лишь примерно половина. У наземных экосистем есть предел: даже если восстановить всю растительность прошлых столетий, то дальше расти деревьям будет просто негде. У океана же предела нет. В конце концов жизненный путь «нашего» СО2 завершится на дне океанов в виде углерода в скелетиках морских организмов (в виде СаСО3), но на это уйдут многие столетия. При этом океан будет приходить в некое стационарное состояние, уже не такое, как было в XIX-XX веках, а иное, с другой температурой воды и воздуха, с другой концентрацией СО2 в атмосфере.

Сейчас обсуждаются технические возможности изъятия СО2 из атмосферы – например, массово растить леса, вырубать их, но всю биомассу куда-то захоранивать, уберечь от разложения. Однако очень сложно вообразить, что это может быть в глобальных, океанских, масштабах.

В климатической системе Земли в целом ничего «резко» сделать нельзя – ни резко ухудшить, ни улучшить. Но затормозить и остановить так, чтобы ущерб был относительно небольшим, может. Хотя бы в глобальном масштабе, так как понятно, что многое уже потеряно, например, те или иные острова в Тихом океане.

Проблем больше похожа не на летящий на нас метеорит, а на огромный асфальтовый каток. Мы видим его, он медленно едет – климат меняется на глазах, но не сверхбыстро, не как в кино. Мы понимаем, почему едет «каток» (главный фактор – усиление человеком парникового эффекта), а значит, понимаем, что он будет ехать и дальше. Даже когда мы остановим двигатель (выбросов не будет), «каток» еще долго будет катиться по инерции. Одновременно надо «вытащить из-под колес» то, что еще возможно (не дать уничтожить, адаптироваться). А чтобы его остановить, надо всем сильно и долго «подпирать плечом» – снижать выбросы. Не так страшно, что повернуть «каток» вспять уже не получится: да, потери немалые, но пока они больше локальные. Главное – «работать» и сообща остановить наш климатический «каток».

Подробнее в лекции Весь мир и Россия. Тренды и прогнозы.Сценарии антропогенных изменений климата на XXI век. Повышение уровня Мирового океана, глобальные вопросы продовольствия, пресной воды и здоровья.

Изменение климата – совсем иное дело, чем математика или химия. Действительно, мало кому в жизни нужно будет знать, что такое интеграл или чем соляная кислота отличается от серной. Однако знать свое будущее полезно каждому: хотя бы малую, но важную часть будущего – климат, в котором предстоит жить, то, чем он будет отличаться от нынешнего. Базовые знания сути изменений климата нужны не для работы, а для жизни.

Нужно понимать, что климат будет постепенно теплеть, но главные проблемы будут связаны с более сильными и частыми опасными метеорологическими явлениями. Не какими-то новыми и экзотическими, а типичными для вашей местности, наводнениями или засухами, ураганными ветрами или сильными снегопадами. Они, как и вся погода, станут более «нервными», с резкими перепадами из «жары» в «холод» и обратно. Нужно понимать, что это результат нашего толчка по климатической системе Земли (сдвигаем не много, а раскачиваем сильно), что это всерьез и надолго, что надо как привыкать к новым условиям – адаптироваться, так и ослаблять наше воздействие – снижать выбросы парниковых газов.

Для климатологов все это столь же очевидно, как то, что Земля вращается вокруг Солнца. А ведь 500 лет назад преследовали ученых, которые сказали об этом первыми, Галилео Галилея и других! Не удивительно, что сейчас многим так сложно признать роль человека в изменении климата. Базовые знания об изменении климата – уже неотъемлемый элемент культуры, такой же, как знания о том, в каком веке жил Пушкин и где находится Африка.

Помогите природе прямо сейчас!