Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Устойчивое лесопользование
Образовательная деятельность
Регионы
ВЫ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ ПРЯМО СЕЙЧАС!
Премия рунета 2017
Премия рунета 2017

Крабовые аукционы

Еще в начале 2000-х годов Всемирный фонд дикой природы (WWF) выступил против выставления квот на аукционы. WWF России по прежнему считает практику распределение квот посредством аукционов порочной. Несмотря на хорошие финансовые результаты для бюджета, аукционная торговля задерживает развитие отрасли и толкает рыбаков на браконьерство для покрытия расходов на приобретение квот.

Первый тревожный звонок для действующих владельцев крабовых квот прозвенел в конце ноября 2017, когда в Сеть просочилась информация о некоем письме Президенту России от неизвестных авторов. Бумага содержала предложение отказаться от перезаключения с добывающими компаниями договоров о праве на вылов краба и вывести высвобождающиеся квоты на открытый аукцион в предполагаемом объеме около 60 тыс. т. Своей резолюцией Президент поручил рассмотреть данное предложение – и вот, уже Минсельхоз России нашел идею аукционного перераспределения весьма привлекательной.

Оказывается, обсуждение вариантов повышения экономической отдачи от вылова краба в кулуарах шло уже год. И розыгрыш квот на открытых аукционах, от которого отказались ещё в 2004г., в министерстве считают оптимальным решением. Правда, следует оговориться, что в начале 2000-х аукционы проходили ежегодно. Сейчас же крабовые квоты по итогам торгов предлагается закрепить на 10 лет. При этом необходимо изменить законодательную норму, т.к. в настоящее время согласно Федеральному закону «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» на аукционные торги выставляются квоты водных биологических ресурсов (ВБР), на которые установлены общие допустимые уловы и которые вводятся в промысел впервые. На аукционах также реализуются квоты рыбопромышленных предприятий, которые утратили свое право на них в результате, например, регулярного недоосвоения за определенный период. Изменение федерального законодательства может создать некий прецедент, когда на аукцион могут быть выставлены любые квоты ВБР, которые ранее закрепляли за рыбопромышленными компаниями на основе т.н. «исторического принципа» освоения квот.

Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев в интервью информагентствам подчеркивает, что изменения в распределении квот коснутся исключительно крабовиков. «Исторический принцип» предлагается сохранить для всех остальных участников рыбодобывающей отрасли. Впрочем, это не снимает опасений рыбацкой общественности. У них есть теперь все основания опасаться, что в перспективе у чиновников может возникнуть интерес ко всем «историческим», закрепляемым квотам. И на то есть причины –  на одном из последних аукционов по крабовым квотам на 5 тыс. тонн в Приморье, сумма, полученная от продажи лотов, превысила суммарные поступления в госбюджет от всей рыбной отрасли за год. С точки зрения государства, этот факт демонстрирует неэффективность действующей экономической модели рыбного хозяйства страны, и поиски новой модели могут сопровождаться неожиданными решениями.

Сегодня «исторический принцип» дает компаниям уверенность в завтрашнем дне, в гарантированном перезаключении договоров на вылов. Это, в свою очередь, обуславливает отношение добытчиков к биоресурсу, который при бережном обращении долгие годы будет стабильно приносить прибыль. Компании совершенствуют свой промысел, стремятся соответствовать международным экологическим стандартам.

При резкой отмене «исторического принципа» может рухнуть сложившееся рыбацкое объединение компаний, занимающихся крабовым промыслом – Ассоциация добытчиков краба Дальнего Востока. Связано это с тем, что по итогам аукционов на «поле» крабового промысла могут выйти свежие «игроки» - новые рыбодобывающие компании, которые внесут свои правила игры. Ассоциации будет не до завершения экологической сертификации, в ходе которой она активно боролась с незаконным, несообщаемым и нерегулируемы (ННН) промыслом краба.

Лишенные перспективы гарантированно продлить через десять лет пользование ресурсом, добытчики крабов, купившие квоты на аукционе, будут заинтересованы лишь в получении прибыли, например, чтобы как можно скорее погасить кредиты, которые они наберут для покупки лотов. Новые компании, пришедшие в этот промысел, могут переоценить динамику рынка, назначив за лот цену, которую не смогут окупить за отведенный срок. Такая ошибка, или преднамеренный шаг с целью выбить конкурентов, может подвигнуть новоиспеченных владельцев квот к переловам, занижению стоимости продукции и подмену видового состава в таможенных декларациях, браконьерству и прочим аспектам нечестной игры. Они потеряют стимул бережного отношения к ресурсу, прохождения международной экологической сертификации, и выход на рынки продукции с высокой добавочной стоимостью им будет закрыт. Останется принцип – лови, пока есть возможность, и продавай по не самым выгодным ценам.  В целом можно констатировать, что такая ситуация закладывает стимулы для ННН-промысла. А ведь именно негативные финансовые результаты, значительные масштабы ННН-промысла в прошлом стали драйвером изменения системы управления ВБР и стимулировали переход на «исторический принцип».

Стоит, впрочем, отметить, что основной причиной сокращения ННН-промысла, например, на Баренце стало не изменение принципа распределения квот, а подписание в 2009 году Соглашения о государственном портовом контроле в странах Северной Атлантики. Именно оно позволило представителям контролирующих органов России и Норвегии заявить о полном прекращении незаконной добычи ВБР в Баренцевом и Норвежском морях. Возможно, заключение аналогичного соглашения между странами Северной Пацифики могло бы положительно повлиять на развитие крабовой отрасли, однако пока информация о подобных инициативах отсутствует. Тем не менее, положительный эффект дает контроль, осуществляемый в рамках двусторонних соглашений о пресечении ННН-вылова между Россией и Китаем, США, Японией, Южной Кореей и КНДР.

Необходимо признать также, что «исторический принцип» распределения квот на ВБР в 2004 году был весьма прогрессивной и своевременной мерой. Но сыграв свою положительную роль в определении ответственных участников рынка, он выполнил свою задачу. Критика «исторического принципа» кажется вполне справедливой и обоснованной, ведь он:

  • не обеспечивает экономические ожидания государства по интенсивному развитию рыбной отрасли;
  • не обеспечивает ожидания по налоговым отчислениям в бюджет государства;
  • препятствует конкуренции за право пользования ВБР и вводу в рыбный бизнес новых игроков;
  • не стимулирует компании к обновлению судов и производственных мощностей, инвестированию в береговую переработку.

Изменения в механизмах распределения квот уже назрели, это очевидно. Но замена «исторического принципа» еще более архаичным – проведением аукционов – вряд ли сулит экономическую выгоду государству и крабовым компаниям. Более того, она прямо создает угрозу сохранению водных биоресурсов и в целом продуктивности морских экосистем в отдаленной перспективе.

Помогите природе прямо сейчас!