Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Устойчивое лесопользование
Образовательная деятельность
Регионы
ВЫ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ ПРЯМО СЕЙЧАС!
Премия рунета 2017
Премия рунета 2017

Наедине с природой. Сотрудники ООПТ рассказали о своей работе и встречах с животными

11 января 2020
С прошлого года WWF России запустил онлайн-проект "Заповедная неделя WWF". Каждую неделю в социальных сетях публиковались истории потрясающих людей, которые работают на особо охраняемых природных территориях и берегут дикую природу нашей страны. В честь дня ООПТ мы собрали несколько рассказов о жизни в заповедных уголках России.

Лиана Варавская, государственный инспектор Кроноцкого заповедника

Лиана Варавская

Я родилась и прожила всю жизнь в Барнауле. С детства люблю медведей, фотографировать и путешествовать. Это все и привело меня однажды в самое медвежье место в мире – на Курильское озеро. Уезжать отсюда не захотела и устроилась на работу в Кроноцкий заповедник. Теперь мой второй дом – это кордон Травяной. Живу и работаю здесь уже четыре года по десять месяцев в году. Летом сопровождаю туристические группы по маршрутам, обеспечиваю охрану людей от медведей. За время нахождения на территории, с интересом наблюдая за животными, стала неплохо понимать их поведение. В этом году я не сделала ни одного отпугивающего выстрела, просто не было повода. Уважаю этих могучих животных и пытаюсь научить этому всех, кто сюда приезжает.

Главная достопримечательность Курильского озера, то, зачем сюда едут люди – это, безусловно, медведи. Но весной, пока медведи еще не спустились к озеру с окружающих его сопок, на кордон Травяной приходят и другие животные. Некоторые подолгу живут вблизи кордона, пользуясь «удобствами» для мышкования, такими как настильные тропы, под которыми они и ловят мышей на радость проживающим на кордоне людям.

На Земле медведей случается всякое. В отсутствие туристов, конечно же. Кордон по периметру огорожен электрозабором, который довольно надежно отпугивает незваных гостей. Но как быть зимой, когда снег, и забор не работает? Вот тогда-то и приходят на кордон косолапые гости. На удивление, хлопот они не доставляют, если не брать во внимание сломанную крышку унитаза, и уходят с миром.

Люди и медведи на Курильском озере сосуществуют в удивительной гармонии. Все это благодаря тому, что они никогда не пробовали человеческую пищу и на территории заказника на них не охотятся.

Дмитрий Иванов, сотрудник Центрально-Лесного государственного природного биосферного заповедника

Дмитрий Иванов

Вот уже семь лет я работаю в Центрально-Лесном заповеднике, расположенном в Тверской области. Я занимаюсь наукой, и за это время удалось снять много интересных кадров в одном из немногих сохранившихся малонарушенных лесных массивов южной тайги в разные времена года. 

Сам заповедник находится в южной части Валдайской возвышенности, где берут начало притоки Западной Двины и Волги. В старовозрастных еловых лесах, занимающих основную часть заповедника, обитает множество крупных и мелких диких животных, а также встречаются редкие виды растений.  

На территории заповедника отмечено 58 видов млекопитающих. Из них 6 занесены в Красную книгу России. Наиболее крупными являются медведь, лось, кабан, волк и рысь. Несмотря на то, что все эти животные довольно скрытные, нередко на грунтовых дорогах и тропах можно встретить их следы, а если повезет, то и их самих. 

Каждый год на отдельных полях в охранной зоне заповедника высевается овес, на который с конца августа приходят кормиться медведи, лоси и кабаны. Иногда на овсах можно встретить целые семьи медведей – самок с несколькими медвежатами этого года, косо посматривающих на кормящихся неподалеку крупных самцов. 

В охранной зоне вокруг заповедника десятки опустевших деревень. О некоторых из них теперь напоминают лишь раскидистые яблони. Животные, теряя страх, все чаще наведываются в эти места. В домах делают гнезда птицы, а кабаны и медведи по осени объедаются сладкими яблоками. Постепенно деревни превращаются в луга с характерными для них флорой и фауной, обогащая биоразнообразие заповедника. 

Есть у нас и болота. Они играют огромную роль как для всех экосистем заповедника, так и для климата нашей планеты в целом. Поглощая углекислый газ и запасая углерод в торфе и растительности, болотные экосистемы являются одним из основных «хранилищ» углерода на суше и оказывают огромное влияние на состояние климата. Из болот заповедника берут начало ручьи и реки, впадающие в Каспийское и Балтийское море, обеспечивая влагой огромные лесные площади. 

Торф также является «летописью» изменения растительности и климата на протяжении почти 10 000 лет. Наконец, болота – это места обитания множества птиц и других животных. Интересно, что по экологическим условиям верховые болота похожи на тундру, поэтому здесь можно встретить обитателей, характерных для суровых северных регионов. 

На верховых болотах гнездится и кормится множество видов птиц. В основном это кулики – веретенники (на фото), кроншнепы, фифи, чибисы. В апреле здесь проходят тетеревиные тока, и на рассвете по всему болоту слышно призывное «бульканье», а также крики журавлей. Типичные для тундровой зоны белые куропатки постоянно обитают на этих болотах. Иногда здесь даже можно увидеть гнездящихся чаек, которые, в свою очередь, не прочь поживиться яйцами куликов, яростно защищающих свое потомство. 

Евгений Табалыкин, специалист по экологическому просвещению Сихотэ-Алинского заповедника

Евгений Табалыкин
Зима, Сихотэ-Алинский заповедник.

Несмотря на холода, зима в заповеднике – время жаркое. Зимой проще всего по замерзшим болотам и рекам доставить груз на отдаленные кордоны, по следам найти нарушителей, провести учет обитателей заповедника. 

Зимний учет по белой тропе – мероприятие особое, к нему начинают готовиться с приходом зимы: приводят в порядок технику и снаряжение, распределяют маршруты, закупают необходимые материалы. И вот, когда приходит время выхода на территорию, практически одновременно в разных концах заповедника группы учетчиков отправляются в путь. У каждой группы своя задача, кто-то вернется только через неделю, кто-то уже вечером будет дома, чтобы завтра отправиться по другому маршруту. В зимних учетах задействованы практически все сотрудники заповедника: и научный отдел, и отдел экологического просвещения, и, конечно, инспекторы заповедника – шутка ли, обойти 401 600 га практически единовременно! 

 
 

Евгений Табалыкин

Апрель, кордон Нечет, Сихотэ-Алинский заповедник. 

Весна – время, когда тайга оживает. Морозы отступают, воздух становятся теплее. В лесу начинается движение. Неопытный наблюдатель может и не заметить, но у людей, работающих в тайге, глаз наметан. Вон там в кроне кедра притаилась белка, снег начинает таять и можно найти никем не замеченную, упавшую осенью шишку, теперь оттаявшую. Проснулся и вылез из своего убежища бурундук, еще сонный – сидит греется в лучах весеннего солнца. Но стоит ему зазеваться – и он может стать легкой добычей горностая. Хищник уже сменил свой зимний «маскхалат» на летний наряд и рыскает в поисках добычи. В избе-кордоне завалялась кем-то оставленная с осени кедровая шишка, я вынес ее на улицу, весной всегда найдется желающий полакомиться орешками. Первым прилетел поползень. Весна – хорошее время для тайги.   

Май, урочище Благодатное, Сихотэ-Алинский заповедник. 

Я увидел их, когда шел по берегу озера Благодатного: пара широконосок увлеченно добывала корм на затопленной весенним половодьем небольшой поляне. Погрузив свои широкие клювы в воду, они неспешно плавали по водоему. Несмотря на занятость самец все время посматривал по сторонам и был настороже. Я спрятался среди сухой прошлогодней травы и наблюдал за ними, время от времени делая снимки. Через некоторое время утки взлетели, нарушая утреннюю тишину хлопаньем крыльев, и я продолжил свой путь.  

Евгений Табалыкин

Июль, мыс Северный, Сихотэ-Алинский заповедник. 

Остатки рыболовных снастей – большая беда для жителей морей и океанов. В них запутываются и гибнут птицы, тюлени, черепахи и даже киты. Некоторые не гибнут сразу, а живут еще некоторое время с этой позорной для человечества меткой, долго и мучительно умирая. Поэтому, как только был обнаружен буй с остатками веревки на лежбище тюленей-ларг у мыса Северного, находящегося на территории заповедника, туда был отправлен катер. Сотрудникам заповедника предстояло распутать веревку и вытащить буй и остатки снасти, чтобы обезопасить ларг и других обитателей рифов. На море была небольшая волна, и это затрудняло подход с нужной стороны к тому месту, где находился буй. Но, несмотря на это, капитан катера «Абрек» мастерски справился с задачей: буквально несколько минут понадобилось, чтобы вытащить остатки снастей из воды. Опасность была ликвидирована. 

Август, кордон Благодатное, Сихотэ-Алинский заповедник. 

Август в Приморье – наверное, самый жаркий месяц. Воздух даже на побережье нагревается выше 30, а то и 40 градусов. Единственное спасение от жары в такие дни – это густые леса и прохлада горных ручьев. Вот и щитомордник нашел убежище в развилке дикой яблони недалеко от кордона Благодатное. Он вытянулся вдоль одной из веток и отдыхал, наслаждаясь прохладой, когда я его заметил. Осторожно, чтобы не потревожить змею, я стал приближаться. Нечасто можно встретить спящего на дереве щитомордника и сфотографировать его. Но как только я приблизился на расстояние, достаточное для съемки, «змей» открыл глаза и насторожился – понял, что он тут не один. Я успел сделать пару кадров и через несколько мгновений щитомордник уже свернулся в тугую «пружину», готовый в любой момент броситься на врага. Пришлось отступить. Щитомордник – змея ядовитая, поэтому дразнить его не стоит.  

Евгений Табалыкин

Ноябрь, Сихотэ-Алинский заповедник. 

Многое повидали на своем веку леса Центрального Сихотэ-Алиня. Были и пожары, и наводнения и ураганы – разное бывало. Осенью 2016 года тайга пережила, наверное, один из самых сильных ударов стихии за последние 100 лет – тайфун Лайонрок обрушился на Приморье в последние дни августа и наделал немало бед. Порывы ветра, по оценкам некоторых специалистов, достигали 70 м/с. Под таким напором тайга выпадала десятками гектаров, деревья ломались, словно спички. Для оценки последствий тайфуна был организован облет территории заповедника. То, что мы увидели с высоты, нас просто потрясло. Это было великое бедствие для тайги, трудно описать его масштабы, все видно на фотографиях. 

 

Василий Сарана, инспектор Путоранского заповедника

Василий Сарана

Песец 

До 1985 г на Аяне процветала хозяйственная деятельность. Промысловики заготавливали рыбу, мясо оленя, пушнину, а совхоз выпасал стада оленей. В те времена повсюду по берегу озера были наставлены сотни капканов на соболя и песца. Сейчас капканы так и валяются, напоминая о тех временах. Встречая в лесу эти жестокие орудия лова, я каждый раз задаю себе вопрос: неужели тогда здесь жило так много пушного зверя? Ведь сегодня, когда покой животных охраняет заповедник, я очень редко встречаю этих милых зверьков. И каждая такая встреча – настоящая радость.

Как-то в октябре, когда морозы стали поджимать, вблизи домика появились следы песца, а вскоре я заметил и его. Поначалу он был осторожен, но с каждым днем «Белый» (так я его прозвал) становился все смелее и стал подходить к домику. Немного погодя он убедился, что мы не представляем угрозы, и мы подружились. Когда мы с напарником уходили в маршрут, Белый нас игриво провожал, а когда возвращались, он словно собака радостно встречал нас и давал себя погладить. Все было бы хорошо, но его настырный характер противоречил заведенному порядку на кордоне. Когда дверь в сени была открыта, он заходил внутрь и шарил в мусорном ведре. Каждый раз за нарушения запретной границы он нежно получал веником по белоснежному хвосту. Очевидно поняв, что веник — это главная угроза свободной жизни, песец утащил его в лес. Веник мы отыскали и стали заносить в дом. Тогда наш пушистый друг решил отомстить нам другим способом. Он украл из бани ковшик для воды. Его мы нашли весной, когда стаял снег, в 200 м от домика. 

Именно зимой, в голодное время, многие животные, пересилив страх, выходят к человеку, но при этом всегда соблюдают осторожность и ведут себя не так, как Белый. Такое бесстрашное поведение у диких животных ненормально, скорее всего наш песец болел бешенством или чумкой, что вскоре и подтвердилось. 

Василий Сарана

Соболь 

На плато Путорана проходит северная граница распространения соболя. Здесь его слишком мало, и заметить его можно только весной, когда лес еще прозрачен и видно далеко. Если рассматривать путоранского соболя с точки зрения «мягкого золота», то промысловой ценности, как баргузинский, он не имеет. А если взглянуть на него, как на символ Сибири, так это очень скрытный, шустрый и очень красивый зверек. 

В начале ноября на Аяне уже трещат нешуточные морозы, -30. И чем дальше, тем столбик термометра все ниже. Для животных наступают тяжелые времена, когда голод притупляет чувство страха и они становятся менее осторожными. 

Проснувшись утром я взглянул в окно и обомлел. На уличном столе стояла раскрытая коробка, в которой я храню мороженую рыбу и мясо. Наш друг Белый залезть на стол и похитить запасы не мог. В страшном гневе я в тапочках вышел на улицу. В коробке не хватало небольшого куска мяса, остальное было цело. Благо, большие куски были приморожены друг к другу, неподъёмная ноша для воришки. На снегу вокруг стола красовались свежие следы соболя. Только этого мне не хватало... Решить проблему можно легко, спилив дерево, к которому приставлен стол. Именно по нему и забрался проказник. Но у меня есть алюминиевый бидон, надежное убежище для мяса. 

Я не жадный и всегда подкармливаю соседей, тем более они позволяют мне снимать себя на камеру, чем я и люблю заниматься. Оставив кусочек мяса на столе, я стал ждать. 

Соболь появился под вечер. Как у себя дома, где все знакомо, он не раздумывая взлетел на стол, взял кусок мяса и наутек. Но не тут-то было - внизу в гневе мечется песец. Тяжелая ситуация, поверху не уйти, с дерева на дерево не перепрыгнешь, слишком далеко. Немного подождав, соболь, улучив момент, сиганул на снег и тикать. Завязалась драка. Соболь юркий зверек и тут же хватанул песца за нос. Запрещенный прием помог соболю уйти живым, но потрепанным. На снегу осталась чья-то кровь. Противостояние между конкурентами продолжалось постоянно, до тех пор, пока песец не погиб от болезни. Получив безопасный доступ к домику, соболь избавился от другого конкурента, хозяина подполья – горностая, занял пространство под домиком и стал там жить. 

А весной следующего года, недалеко от домика, мы нашли тушку соболя. Похоже, что драка с песцом оказалась роковой, покусанный соболь заразился и погиб. 
 

Василий Сарана

Горностай 

Горностай – маленький и юркий зверек. Чтобы снять его на видеокамеру, нужно иметь такую же молниеносную реакцию, как у него или у фотографа Сергея Горшкова, которому удалось бесподобно снять на фото нашего соседа. Не успеешь навести резкость, как горностай уже бегает позади тебя… Это очень доверчивый и дружелюбный зверек, который предпочитает селиться в старых строениях. Почти всегда, придя на таежное зимовье, там встретишь горностая. Такой же забавный дебошир и воришка живет и у меня на кордоне. 

Кордон я построил летом 2012 года, вместе со своим другой Валерой. В конце ноября, надежно закрыв домик, мы улетели в город. А в начале марта следующего года вернулись, чтобы продолжить снимать фильм о волках. В это время на Путорана еще трещат настоящие сибирские морозы. Но нам они не страшны, ведь мы живем в теплом домике. Однажды я проснулся посреди ночи от грохота в предбаннике. Кто-то там орудовал, громыхая вещами. Как дебошир смог проникнуть внутрь? Ведь наружная дверь закрыта, а шума разбитого окна мы не слышали. Страшновато однако. Я приоткрыл дверь и посветил фонариком. Все стихло… никого. Приснилось что ли? 

Утром перед нами предстала картина разгрома. Содержимое мусорного ведра было извлечено и разбросано по полу. «Мыши», – подумал я; «Штирлиц», – подумали мыши. Присев, я стал все собирать, и тут позади кто-то остервенело пискнул. Я оглянулся и замер. Никого. Спустя несколько секунд из подполья, где расположено вентиляционное отверстие, высунулась белая и усатая мордочка горностая. Так мы и познакомились. Вскоре он к нам попривык и был счастлив, что у него появилось мусорное ведро и щедрые соседи. Правда, нам убирать за ним не очень нравилось. 

Теперь каждый год мы с горностаем живем в дружбе и выгодном союзе. Я наполняю мусорное ведро, а он исправно ловит мышей. 

P.S. В тот год, когда пришел соболь, горностай не был съеден, он убежал на время. Нашего горностая я узнаю по обмороженным ушам. О нем я снял много забавных эпизодов, которые вы можете увидеть на моем YouTube-канале. 

Василий Сарана

Северный олень 
Всего лишь 7 лет назад через котловину озера Аян проходили тысячи оленей. Весной они покидали зимние пастбища в Эвенкии и шли на просторы таймырской тундры, пересекая плато Путорана, а осенью возвращались обратно. 

В те годы я любил поутру налить кружечку чая, выйти из домика, сесть на пенек и наблюдать, как вдоль реки медленно бредут вереницы оленей. Олени меня совсем не боялись, некоторые проходили в нескольких метрах от меня. 

Теперь я пью чай в домике и смотрю через холодное окно на пустынный берег реки. Олени через Аян больше не идут. 

По некоторым оценкам ученых еще 15-20 лет назад оленей насчитывалось от 600 000 до 1 000 000 голов. Тогда я даже успел запечатлеть это явление в фильмах. Сегодня таймырская популяция стоит на пороге невозврата, северный олень на Таймыре вскоре может исчезнуть. Одна из причин: бесконтрольный отстрел и браконьерство по всему ареалу популяции, на фоне безразличия чиновников разного уровня. Весной, когда олень стремится в тундру, его варварски обезроживают – срезают панты на переправах через реки, где он полностью беззащитен. Рога могут рубить топором, резать ножовкой, или механической болгаркой. Безрогий самец, если выживет, во время гона не сможет бороться за самок и покрывать их. Осенью на обратном пути оленя встречают отряды охотников, перегородив пути миграции километровыми заборами. Некоторые браконьеры снимают только камус и вырезают языки, а туши бросают в тундре. Зимой оленя бьют, используя современную снегоходную технику, а мясо вывозят по зимнику. Если к этому безумию прибавить отстрел по квотам для коренных народов и случаи гибели оленей, связанные с изменениями климата, отход оленей получается катастрофический! 

Ученые «Заповедников Таймыра» и WWF России в течение нескольких лет наблюдают за оленями, используя спутниковые ошейники. Надеюсь, что к их рекомендациям прислушаются чиновники, от которых зависит, выживет таймырская популяция северного оленя или уйдет в небытие. 

Проект "Заповедная неделя WWF" продолжается. Следите за обновлениями в социальных сетях Всемирного фонда дикой природы и ищите другие истории по хэштегу #заповеднаянеделяwwf
Для дополнительной информации
Координатор по бренду и издательской деятельности

Помогите природе прямо сейчас!