Мы хотим, чтобы сайт WWF был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю
Помочь
Наша работа
Устойчивое лесопользование
Образовательная деятельность
Регионы
ВЫ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ ПРЯМО СЕЙЧАС!
Премия рунета 2017
Премия рунета 2017

Как опыт сохранения российской северной тайги поможет защитить леса Мьянмы

18 декабря 2017
Андрей Щеголев, руководитель подразделения Баренц-отделения WWF России в Архангельске:

В конце октября по приглашению коллег из WWF Мьянмы я принял участие во встрече, посвященной обсуждению подходов по сохранению ценных лесов. Необходимость такой работы в Мьянме вызвана тем, что здесь быстрыми темпами уничтожается уникальная экосистема горных лесов, расположенных в провинции Тенассерим на границе страны с Таиландом. Долгое время Мьянма была охвачена войной, и тут уж было не до сохранения природы. После окончания войны и демократических реформ в стране, которая раньше была практически закрытой, многое изменилось. В частности, больше внимания стало уделяться вопросам сохранения природы. Появилась возможность и для работы неправительственных организаций. В 2013 году здесь открылось отделение WWF, одним из приоритетов в деятельности которого стала защита диких горных лесов Тенассерима. Однако практики сохранения ценных лесов вне особо охраняемых территорий в стране пока нет, поэтому опыт российских коллег очень востребован.

Dawna Tenasserim Landscape (DTL) – уникальный уголок нетронутых горных лесов

Мьянма — страна с очень богатым и разнообразным природным миром. Леса покрывают около 60% ее территории. Но сохранились они в основном в горных труднодоступных и малонаселенных районах. На Центральной равнине леса почти повсеместно вырублены и заняты сельскохозяйственными угодьями или вторичной полупустынной растительностью.

Так назывемый Dawna Tenasserim Landscape (DTL) — это уголок дикой нетронутой природы в горных лесах провинции Тенассерим, отличающийся необычным ландшафтом и высоким уровнем биоразнообразия. В основном, это дикие двух- и трехъярусные высокоствольные леса, увитые лианами и эпифитами, в том числе лазающими пальмами, ротангами, орхидеями. Во время поездки в лес меня больше всего поразило разнообразие пород деревьев, составляющих первый и второй ярус. Если в наших северных лесах основные лесообразующие породы можно сосчитать на пальцах одной руки, то в лесах Тенариссима несколько десятков пород деревьев.

Здесь обитают 168 видов млекопитающих, включая азиатского слона, бенгальского тигра, леопарда, тапира, 568 видов птиц и тысячи видов рептилий, амфибий, насекомых. Здесь берут начало крупные реки региона. Эти леса очень важны для выживания местного населения — коренного народа Карены, которые до сих пор во многом зависят от традиционного природопользования.

Дикие тропические леса Мьянмы
(c) Андрей Щеголев / WWF России

Карены

Коренной народ — карены — проживает в южной и юго-восточной частях Мьянмы. Общее количество точно неизвестно, по разным оценкам может составлять от 5 до 7 миллионов человек. Небольшая часть каренов — около 400 тысяч — проживает в соседнем Таиланде.

Карены традиционно занимаются земледелием, животноводством — разводят буйволов, быков, коз, ловят рыбу, занимаются лесным собирательством. Для каренов очень важно сохранить эти леса и свободный доступ в них. После окончания гражданской войны, карены стали возвращаться в Мьянму и, соответственно, активно использовать лес для своих нужд. Отличительной чертой тропических лесов от российской северной тайги является то, что в тропиках люди непосредственно живут в лесу. Здесь расположен их дом, здесь они заготавливают дрова, древесину для строительства и пищевые ресурсы.

Угрозы

В настоящее время леса Тенассерима находятся под угрозой уничтожения. Основные причины — вырубка для расширения каучуковых и других сельскохозяйственных плантаций, заготовка древесины, а также строительство инфраструктурных объектов, таких как дороги, трубопроводы и дамбы. Вырубки приобрели настолько масштабный характер, что территория вошла в список наиболее глобальных фронтов обезлесивания в мире. В том, что исчезновение этих лесов не пустые слова, я убедился сам во время поездки в лес. Мы часами ехали вдоль каучуковых плантаций, многие из которых были заложены совсем недавно.

Чтобы защитить эти уникальные леса специалисты WWF Мьянмы задумались о том, какие подходы к их сохранению можно использовать. Опыт WWF России по выделению и сохранению ценных лесов заинтересовал местных экологов. В частности, концепция лесов высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ), которая активно применяется в России.

Леса, трансформированные под плантации
(с) Андрей Щеголев / WWF России

Леса высокой природоохранной ценности или ЛВПЦ

К лесам высокой природоохранной ценности относятся леса, экологическая и/или социальная ценность которых особенно велика. Другими словами, ЛВПЦ — это леса, где ценность запасенного в них древесного сырья оказывается второстепенной по сравнению с их значимостью для сохранения флоры и фауны, поддержания экологического равновесия, обеспечения потребностей местного населения. Рубки в таких лесах должны быть ограничены или вообще исключены — иначе они потеряют свою ценность.

Сам термин «леса высокой природоохранной ценности» возник в связи с развитием FSC-сертификации. Выделение и сохранение ЛВПЦ является одним из принципов сертификации, ведь при устойчивом и экологически ответственном лесопользовании задача получения прибыли от продажи древесной продукции важна так же, как и сохранение всех функций леса.

По инициативе WWF России в нашей стране разработана национальная концепция ЛВПЦ, которая активно применяется лесопромышленными компаниями в рамках сертификации. Это позволяет сохранять ценные леса без создания новых ООПТ. В настоящее время в России накоплен обширный опыт определения, выделения и картирования ЛВПЦ в национальном и региональном масштабах. WWF создан специальный сайт www.hcvf.ru, на котором собраны все необходимые материалы по вопросам ЛВПЦ: документы, карты, региональные примеры, публикации и т. д.

Почему российский опыт важен в Мьянме?

В России концепция ЛВПЦ широко применяется в FSC сертификации и используется заинтересованными сторонами, например, такими как природоохранные организации и местными сообщества для сохранения ценных лесных территорий, которые не могут быть сохранены в рамках законодательства. Но может ли эта концепция быть применена без FSC, например, в таких странах как Мьянма, куда FSC сертификация пока не пришла? Да, действительно, в Мьянме нет FSC, тем не менее есть большая потребность в сохранении ценных лесов. Эта потребность исходит не только от природоохранных НГО, таких как WWF, но и от местных жителей, для которых лес — основа их жизни. Тем не менее, сообщества каренов опасаются создания большого количества новых особо охраняемых природных территорий (ООПТ) как в Таиланде, так как в этом случае им, скорее всего, придется снова покинуть родные места, хотя на этот раз и не из-за войны. Компромиссом в этом случаем могло бы стать применение ландшафтного подхода к управлению территорией и выделение ЛВПЦ, режим управления которых учитывал бы потребности местных жителей. Во время общения с участниками семинара по выделению ЛВПЦ, многие из которых представляли местные сообщества, в том числе сообщества каренов, я убедился в том, что местные жители осознают угрозу лесам в Тенассерима и не хотят их потерять. Они готовы участвовать в диалоге и совместными усилиями всех заинтерсованных сторон искать решения, которые помогут сохранить дикие леса Мьнмы наряду с традиционным укладом жизни деревень.

Помогите природе прямо сейчас!