Открыть новую версию сайта
Витрина подарков Помочь
Наша работа
Устойчивое лесопользование
Образовательная деятельность
Редкие виды
Регионы
ВЫ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ ПРЯМО СЕЙЧАС!
Премия рунета 2017
Премия рунета 2017

Книга "ПОЦЕЛУЙ ТИГРИЦЫ" 12+

Автор книги – биолог-охотовед Павел Фоменко, главный координатор проектов по сохранению биоразнообразия Амурского филиала WWF России. За заслуги по охране амурских тигров Павлу, единственному из россиян, журнал Time присвоил звание «Герой планеты».

Четыре года назад произошла трагедия: во время работы в Центре реабилитации и репродукции тигра на Павла напала дикая тигрица и серьезно ранила его. После многочисленных операций, восстановившись, Павел продолжает заниматься делом всей жизни – спасает природу и амурского тигра.

Еще находясь в госпитале после нападения, Павел Фоменко написал свой рассказ «Поцелуй тигрицы». А при поддержке WWF России вышел сборник рассказов с одноименным названием. Это истории о дикой природе, таежных странствиях, жестоких испытаниях судьбы и спасении легендарных хищников.

Отрывок из главы «Кому он нужен, этот тигр?»

Тигрица чувствовала, что скоро станет мамой. Плотный округлившийся животик уже мешал при передвижении, надо было думать о семейном логове. Еще с первыми весенними деньками она нашла большой липовый выворотень на склоне кедровой сопки и подчистила там небольшую пещерку. А в начале марта снова появились люди с ненавистными ей собаками. Безобидные для тигра псы, унаследовав свое происхождение от волков, стали жертвой искусственного отбора. Волк для тигра с незапамятных времен истинный враг и конкурент номер один, а собаки просто пахнут так же. У тигрицы не было выхода. Она следила за человеком, стараясь не выдавать своего присутствия,— если он шел по пойме, то она кралась по вершине. Утром человек направился в ближайший распадок по старой лыжне охотника, у которого она уже убила всех четвероногих помощников. Она быстро перескочила долину и пошла наперерез с одной целью — сохранить свое будущее потомство.

Все это я понял только спустя много лет, когда серьезно и профессионально начал изучать, а потом и охранять тигров. А тогда, в далеком восемьдесят седьмом юного студента-охотоведа давила жалость, злоба и отчаяние. Я лишился верного помощника, потерял друга. В отчаянии я побежал по следу тигрицы, но вдруг понял, что идти надо не вперед по ее следу, а назад, как говорят следопыты, в пяту. Мне почему-то стало очень важно понять, почему случилась такая несправедливость, как все это произошло. Карандашиком я рисовал в дневнике свой маршрут и маршрут этой полосатой сволочи — убийцы ни в чем не повинных псов, давясь слезами, когда меня накрывала очередная волна безутешной тоски по Амбе, и думал, зачем и кому нужны эти тигры.

А ведь действительно, кому и зачем? Уже много лет я работаю с этим животным и до сих пор этот вопрос для меня актуален. Что хорошего нам от того, что полосатая кошка живет на Дальнем Востоке? Что кроме гордости за родную природу испытываем мы, зная, что рядом, буквально в двадцати километрах от Владивостока бродит крупнейший и опаснейший хищник планеты? Да, наверное, неплохо с экранов телевизоров любоваться грацией, мощью этого зверя, наблюдать, как тот с легкостью расправляется с животными, превышающими его вес порой в два раза. В одном из китайских зоопарков посетителям предлагают покормить тигров крупными домашними копытными и вялые, ленивые, жирные тигры долго и мучительно убивают всемером одного несчастного бычка. Может быть, тигры нам нужны для таких кровавых шоу?

Несколько раз дрессировщики тигров предлагали мне пообщаться тактильно с их подопечными, но я всегда отказывался, потому что очень хорошо знаю последствия нападения тигра на домашних животных и людей. У человека практически нет шансов выжить. Мы катастрофически слабы перед этим хищником, на его территории мы глухи и слепы, он достанет везде: на дереве, в машине, в лодке, в избушке, и это, увы, реальность. Как-то тигр напал на человека, идущего по лесной дороге, и наполовину съел его, мы так и не поняли причину. Убил он и моего знакомого, очень опытного охотоведа и тоже его съел.

В отличие от горожан, сельские жители немного по-другому относятся к тигру, ведь он живет гораздо ближе к ним. А учитывая, что тигры на юге Дальнего Востока обитают практически повсеместно, понятно, что селяне, особенно содержащие скот, особой радости не испытывает от нахождения тигра за забором. Они понимают, что хищник может в любой момент напасть на их корову или собаку. Эти потери всегда обидные, а порой и невосполнимые.

Люди, живущие или работающие в лесу, вообще должны находиться в постоянном стрессе, понимая, что за ними в любой момент может наблюдать тигр-людоед. Это именно так, ведь страх смерти — это основной и абсолютно правильный страх нормального человека. Ежегодно в Индии тигры убивают около 200 человек! К счастью, у нас статистика кардинально другая — в Приморском и Хабаровском краях от лап и зубов тигра погибает один человек в два-три года. И численность тигров не снижается, а медленно растет. Страшно? Да, страшно. И даже не важно, что в 95 % случаев человек сам провоцирует эти нападения, порой и неосознанно. Люди гибнут или становятся калеками. Так зачем нам нужен этот тигр?

В год один взрослый тигр съедает 50—70 животных: оленей, косуль, кабанов. На закуску добывает и всякую мелочь: барсучков, енотов, не брезгует лисичкой и даже своими соплеменниками — леопардом, диким котом, рысью. Тигр может вступить в схватку с бурым и белогрудым медведем и, скорее всего, победит их, а на десерт этот универсальный хищник не побрезгует мышкой или лягушкой. Среди них точно нет вегетарианцев!

Так сколько они съедают мяса, которое могло достаться нам с вами? Давайте хотя бы примерно посчитаем. Одному тигру в год нужно 50 копытных, если в среднем животное весит 50 килограмм, то получается 2,5 тонны! На одного! А их у нас сейчас 540. Давайте отбросим для простоты 40, считая, что это тигрята, которым много еды не требуется. Тогда 500 тигров умножим на 2,5 тонны дикого диетического экологически чистого мяса. Больше 1250 тонн мяса! Представляете эту котлету или тазик пельменей? Вот и я не представляю.

У меня есть старинный друг Василий Дункай, который учил меня премудростям охоты и следопытства. Еще студентом я попал к нему на практику по учетам животных на Бикине. Он профессиональный охотник, очень тонко разбирается в природе и в человеческой натуре, и еще Вася шаман, шаман своего народа удэге, живущего на севере Приморья и по долине Амура. Я как-то спросил у него:

— Вася, что для тебя значит тигр?

Почти не задумавшись, он ответил:

— Он мой бог! Я верю в тигра, и он мне помогает, лечит, учит. Я молюсь духу тигра, и он летит мне на помощь. Убить тигра для удэгейца — великий грех, и я никогда не смогу этого сделать. Как можно убить своего бога? Нам не нужен мертвый бог… Мы — люди тигра, без него мы пропадем, тайга пропадет. Кто поднимет на него руку, всегда за это расплатится. Всегда. Я это точно знаю.

Я работаю с известным биологом профессором Щелкановым, одним из ведущих вирусологов страны. Он занимается изучением болезней диких животных, в том числе и тигра. Как-то я задал ему вопрос:

— Михаил Юрьевич, а что для вас тигры? Зачем они нужны этому современному наполовину урбанизированному миру? Может, пусть живут себе в зоопарках и тешат наше самолюбие — мол, сохранили тигра, пусть и не в дикой природе?

Профессор начал с азов:

— В учебнике биологии за шестой класс есть изображение трофической пирамиды, в основании которой находятся низшие виды, а на вершине — высшие, то есть хищники. При этом у каждого высшего хищника своя пирамида. В пирамиду белого медведя, например, входят морские животные, у тигра — кабаны, косули. Давайте представим, что пирамида перевернулась, и ее вершина оказалась внизу. Если, например, тигр исчезнет или его численность кардинально снизится, то пирамида упадет. Для меня тигр — это эталон устойчивости дикой природы, и пока этот хищник существует, экосистемы Дальнего Востока России будут оставаться эталонными. Если исчезнет тигр, его место сразу займет волк, стайное животное, которое может уничтожить почти всех копытных зверей. Или наоборот, копытных станет так много, что они погибнут от болезней, но перед этим катастрофически изменят структуру леса — уничтожат всю растительность. Тигра надо уберечь всеми силами.

Так мне ответил ученый.

Был у меня хороший знакомый Владимир Емельянович Круглов, последний из тигроловов России, который поймал сорок полосатых хищников для зоопарков, когда это было разрешено законом. В Хабаровском крае он создал реабилитационный центр для диких животных «Утес», здесь и сейчас живут брошенные или найденные в лесу дикие зверушки, там содержат конфликтных тигров: их лечат и выпускают обратно домой, в тайгу. Одного осиротевшего тигренка Емельяныч принес домой и выкормил его, они стали друзьями. Надо было видеть, как радуется Лютик, когда тот подходил к вольере. Они разговаривали на своем языке и, по-моему, абсолютно понимали друг друга. Это была удивительная дружба охотника на тигров и дикого зверя по кличке Лютый. В один из моих приездов в центр я спросил Емельяныча, что для него значат тигры. Может, переловить их всех и для охотников будет больше копытного зверя? В ответ он только рассмеялся.

— А как же тайга без тигра? Дитя без матери? Сиротой ведь останется! Голой! Тайге без тигра нельзя. Без тигра тайга — не тайга. Я же их ловил с дальним прицелом — чтобы сохранились хоть в зоопарке, если что. А центр для животных я создал, чтобы долги вернуть: тайга меня и кормила, и поила — теперь я отдать должен.