Стать сторонником Помочь
Наша работа
Устойчивое лесопользование
Образовательная деятельность
Редкие виды
Регионы
ВЫ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ ПРЯМО СЕЙЧАС!
Премия рунета 2017
Премия рунета 2017

Простые ответы на сложные вопросы по климату

Последствия зависят не от выбросов, а от концентраций парниковых газов. Поэтому если сократить, но не до нуля, то концентрация все равно возрастет, хотя и слабее, чем до сокращения выбросов. Наглядный пример – в 2020 году из-за пандемии выбросы ниже, а концентрация СО2 в атмосфере вырастет и глобальное потепление тоже усилится. Строго говоря, есть еще естественные вариации, которые очень важны во временном масштабе отдельных лет или даже десятилетий, но если ими пренебречь, если говорить о долгосрочном тренде, то вывод верен. Снижение, если оно не до нуля, не означает остановку последствий, а только торможение их роста.

Подробнее в лекциях Изменения климата. Естественные факторы. Резкое увеличение концентрации СО2 антропогенного происхождения. Естественная внутренняя изменчивость климата.

Ограничить глобальное потепление, конечно, нужно. Мы видим изменения последних 20–30 лет: и в мире, и в России они почти все негативные, даже для такой холодной страны как наша. А ведь это отклики на глобальное потепление, которое за эти годы составило 0,50С. Если же считать с доиндустриальной эпохи, то сейчас набралось уже более 10С. В России уже 2,50С, а в Арктике еще больше. Прогнозы говорят, что ситуация в мире при глобальном потеплении в 20С будет гораздо хуже, чем при 1,50С. Да и Парижское соглашение ООН призывает все страны остановить процесс на уровне менее 20С, а стремиться, чтобы 1,50С. Не удивительно, что многие активисты, общественные организации, наиболее слабые и уязвимые страны требуют – «1,5 и не более!»

Увы, темпы глобального потепления этому не благоприятствуют. Сейчас оно растет со скоростью 0,20С за десятилетие. Велика инерция, ведь усиление парникового эффекта зависит не от объема выбросов в конкретный год, а от концентрации в атмосфере, которая складывается за десятилетия. Даже если принять, что обещания стран будут выполнены, ЕС придет к нулевым нетто-выбросам к 2050 году, а Китай к 2060-му, текущие планы стран говорят, что остановка будет на уровне примерно 30С.

Для остановки на 1,50С надо немедленно и очень резко уходить от ископаемого топлива. Падение выбросов СО2, вызванное COVID-19, примерно на 5% за 2020 год, должно продолжиться теми же темпами – по 5% в год. Ничего подобного страны не планируют. В мире в целом инвестиции в зеленое развитие растут, но пока они намного меньше, чем вложения в ископаемое топливо. Последние международные доклады определенно говорят о неизменном уровне выбросов в ближайшие годы, а потом об их неспешном уменьшении. Снижение в ЕС и США компенсируется ростом в развивающихся странах, в частности, в Индии, а Китай и Россия еще долго собираются удерживать лишь неизменные уровни. Поэтому о росте глобального потепления на 0,20С за 10 лет можно говорить как о неизбежном факте. Уровень 1,50С будет пройден во второй половине 2030-х или в начале 2040-х. Конечно, в этот момент не будет какого-то резкого скачка потерь от изменений климата, по порог будет пройден.

Что остается делать? Бороться за каждые глобальные 0,50С! Ущерб нарастает лавинообразно, прогнозы показывают, что пока не пройден уровень 20С от доиндустриального уровня, дефицит воды – проблема отдельных стран и групп населения, а после – массовое явление. К концу века – проблема трети населения планеты. Не случайно в немецком Массовом открытом онлайн-курсе (МООК) много говорится о важности удержаться на 20С и путях решения этой задачи. А в подготовленных WWF России лекциях представлены очень наглядные расчеты Главной геофизической обсерватории (ГГО), где показано, что для России тоже очень важно, чтобы мир не пошел по худшему варианту, а удержался хотя бы на уровне 2,50С глобального потепления. Даже тогда, даже в нашей холодной стране проблем будет много. Поэтому и для нас каждые 0,5 глобальных градуса – огромная ценность, ведь для нас это гораздо больше, и не плавное потепление, а череда опасных метеорологических явлений, деградация вечной мерзлоты, пожарная опасность и болезни лесов и наши с вами болезни.

Подробнее в лекции Изменения климата. Естественные факторы. Прогнозы и сценарии глобальных изменений климата (снижение выбросов парниковых газов, требующееся, чтобы к 2100 году не превысить уровни 1,5, 2,5 и 4,50С). Будущее выполнения Парижского соглашения.

Сначала коротко: наша деятельность дает гораздо меньше парниковых газов, чем океан и наземные экосистемы, но больше разломов и вулканов, они иначе влияют на климат. Теперь по порядку. Газообмен СО2 между атмосферой и Мировым океаном гигантский, потоки туда и обратно – примерно по 330 млрд т СО2 в год, а между атмосферой и наземными экосистемами еще больше – 440 млрд т СО2 в год. Антропогенный поток – «всего» 33–37 от энергетики и промышленности и 3–8 от сведения лесов. Это по СО2. Если взять все парниковые газы, то в сумме будет примерно 55 млрд т СО2-эквивалента в год, все равно гораздо меньше природных потоков. Как же тогда можно говорить, что рост парникового эффекта – концентраций газов – происходит из-за человека? Только если в природе все прекрасно сбалансировано и человек малым «толчком» вносит дисбаланс. Еще лет 25 назад это казалось удивительным. Но это так – изотопный анализ атомов углерода показал: на 80–90% атмосферный излишек вызван сжиганием ископаемого топлива.

Тектонические разломы дают очень мало парниковых газов, их роль в другом – в движении континентов, в их расположении на Земле. Если все континенты расположены в тропиках, а так было при динозаврах, то на них нет снега и льда, у Земли нет белого «пятна», отражающего солнечное излучение в космос. Тогда очень тепло. Если же, как сейчас, Антарктида находится на полюсе и Арктика со всех сторон зажата континентами, то белое пятно немалое, и гораздо холоднее. Однако континенты движутся очень медленно, поэтому роль тектонических процессов велика только в масштабе десятков миллионов лет. А вулканы, наоборот, важны в противоположном масштабе отдельных лет. Но не потоками СО2 «славны» извержения, они малы, а выбросом пепла и окислов серы в стратосферу. Тогда там на год или даже больше образуется слой аэрозолей, сильно затеняющий нашу планету от Солнца. На всей планете холоднее на 0,1-0,2 градуса, а в особенно сильных случаях на 0,3, бывало на 0,5. Имеется в виду нижний слой воздуха, где мы живем. Для сравнения, сейчас антропогенное глобальное потепление в среднем составляет примерно 0,02 градуса в год. Так что вулканы и разломы важны, но в своих временных шкалах. А в шкале нашей жизни, лет 50 или 100, антропогенный поток действительно главный.

Подробнее в лекции Антропогенные воздействия. Влияние вулканов. Антропогенные потоки СО2 и его природный круговорот. Что греет, а что охлаждает нижние слои атмосферы?

Любое решение начинается с осознания проблемы. В данном случае нужно понять три вещи. Первая: климат меняется серьезно и по вине человека. Здесь в России немалый прогресс, более 2/3 людей, немало бизнесменов и политиков это понимают. Поэтому и заговорили об адаптации к изменениям климата, но это другое направление действий, мы же обсуждаем воздействие человека на климат – выбросы парниковых газов.

Второе – снижение выбросов нашими торговыми партнерами и уход мировой экономики от ископаемого топлива, сначала угля, потом нефти, а затем и газа – уже идет и нам надо приспосабливаться. Можно сколько угодно обвинять «супостатов», что этим они подрывают нашу экономику, говорить, что климат – только ширма, утверждать, что наши леса поглощают очень много СО2 – бесполезно, этим планы других стран не изменить. Надо приспосабливаться. Тут тоже есть понимание факта, но есть и сильное недопонимание темпов, хочется закрыть глаза и отодвинуть проблему в отдаленное будущее. Именно так она звучит в стратегиях и планах правительства.

Третье и самое сложное – понять, что климат не ширма, что не только ЕС хочет стать углеродно-нейтральным к 2050 году (снизить выбросы раз в 10, а остаток компенсировать поглощением, например, усиленной посадкой лесов). Китай, затем Япония, Канада и Ю. Корея объявили о схожих планах. Они поняли, что им надо удержать глобальное потепление на уровне примерно в 2 градуса, для их населения, бизнеса и природы. Вот этого понимания у нашего правительства нет, поэтому все решения косвенные. Выбросы снижаются при решении других задач. Повышение энергоэффективности и решение проблемы лесных пожаров, уход от экологически неграмотных рубок нам очень нужны безотносительно климата. Поэтому ответ на вопрос «прост»: выполнить наши планы по энергоэффективности и энергосбережению не на обычные 25%, а хотя бы на 80%. Выполнить наши планы по приведению лесного хозяйства в современный вид, совладать с лесными пожарами, не до нуля, конечно, но до разумного уровня. Этого лет на 10–15 хватит, выбросы хорошо пойдут вниз. А дальше, вероятно, подойдет время «века ВИЭ», и к этому надо готовиться заранее.

Подробнее в лекции Парижское климатическое соглашение, предпосылки, содержание, выполнение и будущее. Как снизить глобальные выбросы парниковых газов?

Причины нынешнего изменения климата понятны: главное – сжигание ископаемого топлива, второе – сведение лесов, в основном в тропиках. Есть еще десяток более мелких факторов и они тоже известны. А раз так, то понятно, что делать. Переходить на энергетику без выбросов СО2. Сейчас в мире в целом уже более четверти электроэнергии вырабатывается возобновляемыми источниками энергии. Однако из этого почти 2/3 дают ГЭС, а возможности их строительства без ущерба для природы почти исчерпаны. Зато быстро растут Солнце и ветер, которые по выработке электроэнергии уже обогнали атом. Сейчас они дают около 10% мировой электрогенерации, а в перспективе смогут заменить уголь, затем нефть, а потом и газ. Именно об этом говорят прогнозы развития мировой энергетики.

Различия только в темпах, одни прогнозы говорят об отказе от углеводородов к концу века, другие, что углю осталось всего лет 30, а потребление нефти к середине века сократиться раза в 2. То есть, что делать, понятно. Вопрос в том, насколько быстро будет «зеленеть» мировая энергетика и как сможем прекратить уничтожение лесов. России это тоже касается, наши проблемы пожаров и экологически неграмотных рубок очевидны, разговоров много, а дел мало. Как и с энергоэффективностью и энергосбережением. Кстати все зависит не только от властей и бизнеса, но и от каждого из нас. Ведь в сущности ответ на вопрос – конечно, человечество может остановить изменение климата, но должно рачительно отнестись к ресурсам и ценностям Земли, а климат – одна из них.

Подробнее в лекции Изменения климата. Естественные факторы. Парижское климатическое соглашение. Как снизить выбросы парниковых газов?

Конечно, способно. Причем, об этом говорят расчеты не только Международного агентства по возобновляемой энергетике (IRENA), но и Международного энергетического агентства (МЭА), а это организация весьма консервативная, отражающая больше взгляды нефтяного бизнеса, чем экологов. Зайдите на их сайты, посмотрите доклады и сценарии. Они отнюдь не алармистские, но постепенный уход от нефти показывают однозначно. И физического и технического потенциала возобновляемых источников энергии достаточно, чтобы на них перейти. Более того, в мире и денег для этого достаточно. Кстати, последние 20 лет МЭА каждый год делает прогноз на будущие 10–20 лет и каждый раз ошибочный – менее «зеленый», чем случается на деле. Мировая энергетика идет по более зеленой траектории, чем ожидает МЭА.

Собственно, вопрос не в принципе, а в дате, когда будет уход от нефти. По консервативным оценкам МЭА, в конце века, по более «зеленым» прогнозам IRENA, уже в середине века потребление нефти снизится в два-три раза. Не исключено, что еще быстрее. Вероятно, последним «редутом» нефти будут самолеты. Однако и для них уже есть жидкое биотопливо, пока на уровне испытаний, но нет сомнений, что вопрос решаемый. «Звоночки» уже серьезные, электромобили наступают, и лишь стоимость батарей пока не дает им развернуться в мировом масштабе. А возможно, водород станет самым дешевым носителем энергии. В Арктике суда предполагается перевести с флотского мазута на сжиженный газ. Это важный шаг против разливов нефтепродуктов, ведь в ледовых условиях с ними очень трудно бороться, но одновременно и еще один сигнал ухода от нефти.

Подробнее в лекции Парижское климатическое соглашение. Как снизить выбросы парниковых газов?

Не может быть идеального средства остановить воздействие человека на климатическую систему Земли. Однако возобновляемые источники энергии – ВИЭ – это и лучший из имеющихся вариантов, и вполне хороший для природы и мировой экономики. Конечно, на ВИЭ тоже тратится энергия и материалы, но итоговый эффект, безусловно, положительный, выигрыш в выбросах СО2 кардинальный.

Конкурентов у ВИЭ практически нет. Атомная энергия, даже не учитывая риски, элементарно гораздо дороже, имеется в виду полный цикл, от добычи урана до утилизации всех отходов. Реакторы на быстрых нейтронах пока лишь на уровне пилотных образцов. Я окончил физфак МГУ, и скажу вам точно: чтобы на быстрых нейтронах риск был, как на «обычных», нужно очень много очень дорогого оборудования, пока все это очень дорого. Кстати, 40 лет назад, в студенческие годы, я был твердо уверен – будущее за термоядерными станциями. Не вышло. И даже ученые-ядерщики – в частности, академик Велихов, директор, а сейчас президент Курчатовского института – говорят: «Не в этом веке».

А в этом веке – ВИЭ. Кстати, водород – лишь носитель энергии, а получать ее нужно будет из ВИЭ. Причем не только Солнце и ветер, немалую долю может дать современное биотопливо, особенно в нашей стране. Конечно, произведенное без ущерба для природы, для экосистем. Впрочем, «голову» надо включать всегда. И ветряки на путях пролета птиц ставить не надо. И ГЭС равнинные строить не надо, а горные – только обдумав все возможные негативные последствия. Оценки Международного энергетического агентства показывают, что денег в мире на 100%-ный переход на ВИЭ точно хватит, даже при нынешних ценах на солнечную и ветровую энергию, а в будущем цены наверняка будут ниже.

Подробнее в лекции Парижское климатическое соглашение.Как снизить выбросы парниковых газов?

Вернуться в климат XIX и даже XX века, до начала сильного антропогенного воздействия, уже нельзя, но остановить изменения на умеренном и относительно безопасном уровне можно. Усиление парникового эффекта, а это главный фактор антропогенного воздействия, зависит не от объема выбросов СО2 и других парниковых газов в конкретный год, а от их концентрации в атмосфере. Основная роль принадлежит СО2, а этот газ в атмосфере не разлагается. Он уходит из нее только будучи поглощенным наземными экосистемами или океаном. Однако они не успевают поглотить все антропогенные выбросы, им «по зубам» лишь примерно половина. У наземных экосистем есть предел: даже если восстановить всю растительность прошлых столетий, то дальше расти деревьям будет просто негде. У океана же предела нет. В конце концов жизненный путь «нашего» СО2 завершится на дне океанов в виде углерода в скелетиках морских организмов (в виде СаСО3), но на это уйдут многие столетия. При этом океан будет приходить в некое стационарное состояние, уже не такое, как было в XIX-XX веках, а иное, с другой температурой воды и воздуха, с другой концентрацией СО2 в атмосфере.

Сейчас обсуждаются технические возможности изъятия СО2 из атмосферы – например, массово растить леса, вырубать их, но всю биомассу куда-то захоранивать, уберечь от разложения. Однако очень сложно вообразить, что это может быть в глобальных, океанских, масштабах.

В климатической системе Земли в целом ничего «резко» сделать нельзя – ни резко ухудшить, ни улучшить. Но затормозить и остановить так, чтобы ущерб был относительно небольшим, может. Хотя бы в глобальном масштабе, так как понятно, что многое уже потеряно, например, те или иные острова в Тихом океане.

Проблем больше похожа не на летящий на нас метеорит, а на огромный асфальтовый каток. Мы видим его, он медленно едет – климат меняется на глазах, но не сверхбыстро, не как в кино. Мы понимаем, почему едет «каток» (главный фактор – усиление человеком парникового эффекта), а значит, понимаем, что он будет ехать и дальше. Даже когда мы остановим двигатель (выбросов не будет), «каток» еще долго будет катиться по инерции. Одновременно надо «вытащить из-под колес» то, что еще возможно (не дать уничтожить, адаптироваться). А чтобы его остановить, надо всем сильно и долго «подпирать плечом» – снижать выбросы. Не так страшно, что повернуть «каток» вспять уже не получится: да, потери немалые, но пока они больше локальные. Главное – «работать» и сообща остановить наш климатический «каток».

Подробнее в лекции Весь мир и Россия. Тренды и прогнозы.Сценарии антропогенных изменений климата на XXI век. Повышение уровня Мирового океана, глобальные вопросы продовольствия, пресной воды и здоровья.

Да, сейчас! Почему? Ответ примерно такой же, как на вопрос «А зачем нести из лесу этот грязный пакет с моим мусором? Лес и так грязный, я один много не испорчу». Почему не надо выбрасывать еду? Потому же почему не надо зря расходовать электроэнергию и топливо; летать на самолете, когда можно воспользоваться иными видами транспорта или коммуникаций; покупать сомнительно нужные вам вещи, произведенные с большими выбросами парниковых газов.

Конечно, ситуация не совсем одинаковая. Чистый лес – он сейчас, для нас, а забота о климате для детей и внуков – прежде всего, для будущих поколений. На ближайшие лет 30 уже не повлиять. Но, надеюсь, слова «после нас хоть потоп» не ваш жизненный принцип. А сделать вы можете немало.

Вы – покупатель товаров и услуг, и ваше «голосование кошельком» всегда важно. Но здесь важны две вещи. Во-первых, выбросы парниковых газов должны быть «привязаны» к конечному потребителю. Сейчас даже в Парижском соглашении ООН это не так, выбросы «принадлежат» производителю. Он за них отвечает. Не так сложно пересчитать выбросы по всей цепочке производства и доставки. Тогда вы увидите, что выбирая местные продукты, вы голосуете против доставки из-за моря, ведь это выбросы. Неужели вам действительно нужен этот ананас, а яблоки и груши не подойдут? Вы увидите, сколько численно выбросов вы лично сэкономили. Второе – цена. Между бесплатным пластиковым пакетом и пакетом за три рубля огромная разница. Поэтому платежи за выбросы должны быть, пусть символические, не нужно этим подрывать бюджет нашего не самого богатого населения. Но платежи нужны. Тогда вы увидите не только сколько НДС в вашей покупке, а сколько выбросов СО2 в граммах и в рублях. Тогда вслед за мусором мы победим и климат. Победим тоже с большими проблемами, тоже далеко не сразу и иногда спрашивая себя «А мне-то что?». Но другого пути нет.

Подробнее в лекции Парижское соглашение. Как снизить глобальные выбросы парниковых газов?

Улавливание СО2 из отходящих газов электростанций или даже напрямую из атмосферы в последние 15 лет активно обсуждается, но прогресс в целом небольшой. Проблема в том, что использование уловленного СО2 возможно лишь в очень ограниченных масштабах, больше он просто не нужен. В основном речь идет о захоронении СО2 в подземных полостях или на большой глубине в океане, а это в прямом смысле слова закапывание денег в землю. В отличие от возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и всевозможных новых технологий, никаких   добавочных выгод, кроме снижения выбросов. Поэтому не удивительно, что в 2020 году инвестиции в ВИЭ превысили 500 миллиардов долларов, а в улавливание и захоронение СО2 составили только около 3 миллиардов.

В вышедшем весной 2021 года докладе аналитического центра «Сколково» этот вопрос детально рассматривается с экономической точки зрения. Описаны там и действующие установки. Они есть, но предназначены, прежде всего, для отработки различных технологий. Расходы на 1 тонну СО2 пока значительно больше платежей за выбросы, а других выгод практически нет. Пока речь идет о создании технологического задела, который может пригодиться лет через 20-30. Компании, прежде всего, нефтегазовые гиганты, стремятся стать технологическими лидерами.

Пригодятся ли технологии, пока не ясно. С одной стороны, вроде бы точно «да», выбросы до нуля снизить практически невозможно, оставшиеся нужно как то компенсировать улавливанием СО2из атмосферы, либо все большей посадкой лесов, либо напрямую, построив специальные установки.. Есть оценки, говорящие что улавливание будет нужно как минимум в объеме 5 миллиардов СО2 в год, а это почти 10% всех нынешних антропогенных выбросов парниковых газов. А с другой стороны, сейчас еще рано делать выводы. Тут уместна аналогия с ВИЭ. Еще рано говорить, как и когда будет достигнута 100%-ная доля ВИЭ в выработке электроэнергии: сначала надо продвинуться с нынешних 30% хотя бы до 80%, а тогда уже думать, чем добить до 100. Будет ли человечество снижать концентрацию СО2 в атмосфере с помощью улавливания СО2 или сможет ее стабилизировать на относительно удовлетворительном уровне? Второе, конечно, предпочтительнее, но требует более активных действий по достижению тех же 80% ВИЭ в электроэнергетике и транспорте, на чем сейчас мир и концентрируется.

Подробнее в лекции Парижское климатическое соглашение, предпосылки, содержание, выполнение и будущее. Как снизить глобальные выбросы парниковых газов?

Швейцарцы пытаются, насколько возможно, приспособить свои горнолыжные курорты к сокращению ледников и уменьшению количества снега. Окраска скал вокруг лыжных трасс в белый цвет немного помогает, как и покрытие ледников и снежников какой-нибудь белой пленкой. Но это, конечно, сугубо локальные действия.

Давайте посчитаем, какую площадь надо закрасить для глобального эффекта. Площадь оледенения во время ледниковых периодов достигала 35 миллионов квадратных километров, а снижение глобальной температуры – 2-3 градуса. То есть для охлаждения на 1 градус надо сделать белыми примерно 15 миллионов квадратных километров. Для сравнения, площадь Сахары 9 миллионов, а России 17. Всю нашу страну белой краской не покрасить, да и Сахару проблематично, ведь поверхность должна быть чисто белой, как снег, без какой-либо примеси песка. Очень маловероятно, что человечество пойдет на такой шаг.

Впрочем, главное, что даже такая покраска не означает, что не надо снижать выбросы парниковых газов. Рост глобальной температуры уже превысил 1,1 градуса от уровня второй половины XIX века, а темпы потепления составляют более 0,2 градуса за каждые 10 лет. Чтобы сдержать такой рост, никакой краски не хватит. При этом надо помнить, что красить надо каждый год: если скалы в какой-то момент станут черными, они прогреются так же сильно, как если бы их никогда не красили, ведь во все время «малярных работ» усиление парникового эффекта не прекратится. Таким образом, белые скалы могут быть мерой адаптации лишь в малом масштабе и то лишь на время. Не случайно Швейцария активно снижает свои выбросы парниковых газов и стремится, чтобы то же произошло во всех странах мира.

Подробнее в лекции Парижское климатическое соглашение, предпосылки, содержание, выполнение и будущее. Как снизить глобальные выбросы парниковых газов?

Если брать то, что в целом изменилось за последние 50 лет, то вклад доминирующий. То же можно сказать и о будущих 50–100 годах, а вероятно, и о нескольких столетиях. Если же вы имеете в виду конкретный год или даже конкретное десятилетие, то ответ другой. Может быть сильное влияние извержений вулканов, вариаций океанских течений и солнечных циклов. Солнечные циклы – 11 лет, бывают и более длительные аномалии, но сейчас они не наблюдаются. Влияние извержений вулканов очень краткосрочно, обычно 1-2 года. Океанские вариации на глобальном уровне тоже краткосрочны, то больше поток тепла из атмосферы, то меньше. Если усреднить эффект за 50 лет, то будет что-то близкое к нулю. Человек же греет Землю постоянно, поэтому на длинном отрезке времени его вклад – доминирующий. Имеется в виду глобальный эффект. В отдельных частях земного шара влияние океанских течений может быть большим и длительным. Например, для Северной Атлантики характеры изменения с периодом около 60 лет. Но это региональные эффекты. Где-то холоднее, где-то теплее, а в среднем по Мировому океану близко к нулю. Поэтому вывод климатологов однозначен – во временном масштабе 50–100 лет главный фактор –антропогенное влияние.

Подробнее в лекции Антропогенные воздействия. Соотношение естественных и антропогенных факторов.

Опросы ВЦИОМ и других организаций показывают, что люди действительно недооценивают возможности, как свои собственные, так и городов, компаний и стран. Очень многие полагают, что усилия по решению климатической проблемы тщетны. Впрочем, здесь прослеживается влияние «страшилок», заявлений типа «до катастрофы осталось 10 лет». В то же время, опросы говорят, что в знаниях прогресс есть. Лет 15 лет назад население России в целом не признавало сам факт изменений климата или же считало его благом для нашей северной страны. Теперь таких почти нет. Раньше лишь треть опрошенных высказывалась за большую роль человека в изменениях климата, а теперь 2/3.

Однако знания – это еще не готовность что-то делать: готовыми предпринимать усилия по снижению выбросов парниковых газов в России себя считают процентов 15–20. Остальные не против, но не сейчас. Сейчас они заняты другими проблемами – от заработка и болезней до мусора и грязного воздуха. Действительно, воздухом мы дышим здесь и сейчас, а отклик на действия по снижению влияния человека на климатическую систему Земли можно ожидать только лет через 30. Еще одна проблема – политизированность проблемы. Далеко не все способны отделить саму проблему климата от политики, понять, где физические явления и воздействия на погоду, здоровье людей и экосистемы, а где экономические и политические наслоения, нередко искажающие суть дела.

Поэтому первый совет – отделить климатическую науку от политики, не смешивать их в одной статье. Писать либо о явлениях, либо об экономике и политических заявлениях. Второе: людям не очень интересно, что происходит в других странах, но они готовы читать про свой город и регион, максимум – федеральный округ. Важно писать о том, что людям близко хотя бы географически. Давать примеры изменений климата, пусть не столь эффектные, маленькие, но свои. Например, в Подмосковье это усыхание елей, появление энцефалитных клещей, более сильные ветры. Больше историй про «нас с вами» и таких же местных решений. Не увлекайтесь экзотикой, например, диспутами о 100%-ном переходе на ВИЭ. Сначала давайте сделаем 50, хотя бы 30%, добавим к нашим грандиозным, но экологически далеко не идеальным ГЭС солнце и ветер, благо примеров их использования все больше. От крупных станций на юге России до маленьких модулей на Чукотке. Через решения, причем лучше где-то рядом, в вашем регионе или в соседнем, люди увидят, что могут сделать власти, бизнес, на что они способны сами, одновременно улучшая сегодняшнюю жизнь и заботясь о климате для своих детей.

Подробнее в лекции Весь мир и Россия: тренды и прогнозы. Прогнозы для России.

Влияют и очень значительно: аэрозоли увеличивают отражение солнечного излучения обратно в космос. Одни из них в прямом смысле слова затеняют Землю от Солнца, то есть человечество действует как относительно небольшое, но постоянно действующее извержение вулкана. Другие аэрозоли содействуют образованию облаков, верхняя граница которых белая и хорошо отражает солнечное излучение. Конечно, не любые частицы являются отражателями, некоторые, главным образом сажа, излучение поглощают и прогревают воздух или снег, на который они выпадают, от чего он тает гораздо быстрее. Загрязнение воздуха, прежде всего, выбросами автотранспорта, ведет и к увеличению концентрации озона в приземном слое воздуха, а озон тоже является парниковым газом и усиливает глобальное потепление. Но эти эффекты намного слабее охлаждения, которое очень значительно и равно примерно 0,50С.

Таким образом, человек, усиливая парниковый эффект, прогревает планету чуть более чем на 1,50С, а выбросами пыли и различных загрязняющих веществ охлаждает на 0,50С. Результат – те 1,1-1,20С, которые и наблюдаются. Первый эффект в три раза больше второго, но у них совершенно разная динамика. В мире в целом выбросы парниковых газов растут, а загрязнение воздуха с 1990 года примерно постоянно, оно снижается в наиболее развитых странах и в Китае, стало меньше и в России, но увеличивается в наиболее слабо развитых странах. Глобальные прогнозы изменения климата учитывают эту динамику и основываются на предположении, что человечество к концу века победит загрязнение воздуха, эффект охлаждения снизится почти до нуля. Кстати, этому будет немало способствовать уход от ископаемого топлива, прежде всего, угля, использование возобновляемых источников энергии и электротранспорта. Промышленность станет чистой и в прямом смысле слова, и в переносном, с точки зрения выбросов парниковых газов.

Подробнее в лекции Изменения климата: естественные факторы. Компоненты климатической системы Земли. Влияние вулканов на климат в прошлые столетия и в настоящее время. Что греет, а что охлаждает нижние слои атмосферы? Сводка широкого спектра факторов и их действия в последние 250 лет.

Сейчас немало говорится об атомном решении климатической проблемы. На переговорах России и США, в Семерке и Двадцатке крупнейших стран. Говорят политики и дипломаты, но гораздо меньше энергетики и экономисты. И это не случайно, ведь «атом» – вопрос скорее геополитический: как внедриться в энергетику той или иной страны, показать свое технологическое лидерство и т. п. Международное энергетическое агентство при построении различных сценариев, даже самых радикальных – с нулевыми выбросами в середине века, отводит атомной энергетике небольшую роль – 10% в общей выработке энергии, что лишь несущественно больше, чем сейчас. Причем причина не в безопасности, это отдельный вопрос, и понятно, что он не в пользу «атома». Причина в цене, не говоря уже о том, что «атом» не так уж безобиден в смысле выбросов СО2: их нет при работе АЭС, но очень немало при их строительстве, добыче, переработке и утилизации топлива. Атомная энергия, даже не учитывая риски, элементарно гораздо дороже. Она проигрывает газу, а во многих странах уже и ВИЭ. Не за горами ситуация, когда «атом» будет везде проигрывать солнцу и ветру. Их стоимость падает, а «атому» снижать нечего.

Впрочем, сейчас в России много говорится про новое поколение станций – на быстрых нейтронах, что для них уже есть ядерное топливо, отработанное на обычных станциях, и его очень много. Однако оборудование гораздо сложнее и дороже. Поэтому маловероятно, что стоимость будет намного ниже обычных АЭС. При этом о термоядерной энергии речь вообще не идет. Даже ученые-ядерщики – в частности, академик Велихов, директор, а сейчас президент Курчатовского института, – говорят: «не в этом веке».

Не случайно, атомщики ищут «ниши» – места, где применение АЭС может окупиться: удаленные поселки, Арктика и другие, или же требуют огромных вложений из государственного бюджета. По сути дела, для нашей страны развитие АЭС, даже нового поколения – экономически не оправданный мегапроект, так как нам гораздо дешевле и производить энергию и снижать выбросы СО2 с помощью энергосбережения и повышения энергоэффективности, перехода с угля на газ, а в недалеком будущем с помощью массового развития ВИЭ.

Подробнее в лекции Парижское соглашение. Как снизить выбросы парниковых газов?

Глобально – нет, а в ряде мест – можно. Одна из крупномасштабных идей – поставить в океане некие вертушки, которые будут создавать ток воздуха и заносить частички морской соли на большую высоту. Прежде всего, в районах, где много штормов и обрушение волн приводит к большой концентрации соли в нижнем слое воздуха. На высоте частички соли будут, во-первых, способствовать большему образованию облаков, а, во-вторых, сделают верхнюю границу облаков более белой, она станет отражать в космос больше солнечного излучения. В результате будет эффект охлаждения. Теоретически вертушки могут стоять на огромных площадях, но это лишь идея, причем ее практического продвижения пока не видно. Других облачных методов большого размера не видно. Кстати, заметим, что усиливая парниковый эффект, человек увеличивает испарение, прежде всего, с поверхности океана, что, в свою очередь, приводит к большему количеству облаков. Это одна из обратных связей, которые закладываются в физико-математические модели парникового эффекта и глобального потепления. То есть человек уже воздействует, но в не в улучшение, а в ухудшение климата.

Хорошо известны локальные воздействия на облака, их «разгон» в праздники. Это происходит, когда с самолета распыляются частицы – азотнокислое серебро, сухая углекислота или даже просто цемент, которые вызывают досрочное выпадение дождя не в месте парада, а где-то в 50–100 км от него. Это безопасно, к сколько-либо существенному загрязнению воздуха и дождевых капель не приводит, но такой «разгон» возможен далеко не всегда. Нужны тучи определенного вида, причем не очень большие; идущий холодный атмосферный фронт с сильными дождями так не удалить. Однако есть места со специфическими потоками воздуха, например, в горах юго-западного Китая, где вместо самолетов можно поставить недорогие наземные установки, которые будут содействовать выпадению осадков в сельскохозяйственном районе, а не где-то в горах или лесах. Установки уже работают и, насколько известно, вполне успешно. Однако таких мест не много, а дефицит пресной воды к концу века грозит трети населения планеты, это если глобальные усилия по сильному снижению выбросов парниковых газов к середине века не приведут к успеху. Именно они, а не воздействие на облака – ключ к решению проблемы.

Подробнее в лекции Изменения климата: антропогенные воздействия. Антропогенные потоки СО2 и его природный круговорот. 4.7 Что греет, а что охлаждает нижние слои атмосферы?

В принципе, может, но делать этого не стоит. Вулканы влияют на климат не выделением тепла или выбросами парниковых газов, эти эффекты относительно невелики, а выбросом пепла и окислов серы в стратосферу. Тогда там на год или даже больше образуется слой аэрозолей, сильно затеняющий нашу планету от Солнца. На всей планете холоднее на 0,1-0,2 градуса, а в особенно сильных случаях на 0,3, бывало на 0,5. Для сравнения, сейчас антропогенное глобальное потепление в среднем составляет 0,02 градуса в год. В древности из-за вызванного вулканами холода, а значит и голода, исчезали целые цивилизации. Да и в недавнем прошлом были большие проблемы: например, в Европе после наполеоновских войн несколько лет не было урожая, было сыро и холодно, люди винили Бонапарта, но не знали, что в Индонезии произошло два сильнейших извержения вулканов.

В целом эффект будет аналогичным, если искусственно рассеять в стратосфере сульфатный аэрозоль. Тут дело не в сере, а в том, что нужны очень мелкие капельки воды, затеняющие Землю от Солнца, но очень медленно оседающие вниз. Для этого нужно снизить поверхностное натяжение воды, сделав ее более кислой, для чего сера очень удобна. При этом риска кислотных дождей нет, концентрации кислоты в дождях будут очень малы. Технически можно сделать стратосферные самолеты, на которых будет сжигаться сера и образовываться нужный аэрозоль. Подобные идеи называют геоинжинирингом.

Впрочем, они далеки от практики, так как, во-первых, просто опасны. Климатологи подчеркивают, что среднюю температуру они, конечно, снизят, но не ясно, как раскачают атмосферу, не усилят ли частоту и силу опасных метеорологических явлений, ведь от них мы несем ущерб, а не от средней температуры в нашей планетарной «больнице». Во-вторых, аэрозоль нужно будет распылять постоянно: как только прекратим, потепление скачком рванет вверх с трудно предсказуемыми последствиями. А любые рывки в природе куда опасней, чем более-менее плавное развитие событий. Получается, что геоинжиниринг, как наркотик, посадит человечество на «сульфатную иглу». Имитировать вулканы нам не надо, а к самим извержениям относиться как сильному, но краткосрочному воздействию на климат.

Подробнее в лекции Изменения климата: антропогенные воздействия. Влияние вулканов. Антропогенные потоки СО2 и его природный круговорот. 4.7 Что греет, а что охлаждает нижние слои атмосферы?

В России еще далеко не все понимают суть проблемы, есть масса скептиков, которые отрицают основную роль человека в изменениях климата нынешнего века. А без понимания незачем снижать выбросы парниковых газов, не надо и адаптироваться, поскольку неясно, откуда что взялось и, значит, можно «надеяться на авось», само скоро пройдет. Только понимая причины и их обострение, можно что-то делать. Поэтому первое, что может каждый – донести до своих близких и друзей, детей и бабушек – почему климат меняется. Конечно, нужно будет отметить, что наука знает не все, но подчеркнуть: базовые вещи наука точно знает. А, главное, сказать: «ни к чему плохому вас не призываю, только к хорошему. Снижение выбросов парниковых газов выражается в рачительном отношении к ресурсам в широком смысле слова, включая и природу, и энергию; а адаптация – забота о людях и природе». Дальше каждый может применить эти принципы к своей ситуации.

Конечно, если вы солидный бизнесмен или вы в руководстве города или региона, то от вас зависит много, вы можете выбирать немного более сложное и дорогое, но гораздо более «зеленое» решение, сберегающее и энергию, и природу. Однако и у обычного человека масса возможностей. Если вы летаете в командировки, задумайтесь, нужен ли в каждом конкретном случае полет на самолете, не использовать ли опыт пандемии и решить вопросы дистанционно. Полеты – главный источник личных выбросов СО2. Вся семья может экономить электроэнергию в течение года, а потом один полет в Турцию сведет всю экономию на нет. Автомобиль – тоже серьезный источник. При этом важно не только сколько вы проехали, но и как – «спортивный» стиль вреден со всех точек зрения.

Адаптация. Опять же, если вы бизнесмен или руководитель, у вас есть выбор, действовать сейчас или потом расхлебывать потери от жары или наводнений, пожаров или потери зимних дорог, того, к чему вы имеете отношение. Однако дела есть и для обычного человека, а если вы не видите личных проблем, помогите окружающим. Купите пожилым людям кондиционер, пусть он будет использоваться две недели в году и то не каждый год, но люди не будут страдать. Или в жару организуйте их жизнь где-то на природе.

Не забывайте – именно вы конечный потребитель, вся нефть и металлы приносят доход только потому, что в конце цепочки производства и доставки товара вы купили бензин, холодильник или пластиковую посуду. То есть каждый может задуматься – пластик, вероятно, вообще не нужен; бензин – может быть, сейчас проще и полезней для здоровья ходить пешком или ездить на велосипеде. Холодильник холодильнику рознь, выберите поменьше, но более энергосберегающий. Он главный потребитель электроэнергии в вашем доме, если у вас есть газ и центральное отопление. А если его нет, у вас богатое поле для экономии электроэнергии. Главное, действовать и не считать, что от вас ничего не зависит. Ваша роль может быть совсем не велика, но чем больше людей вносят личный вклад, тем больше прогресс в стране в целом. Это уже работает, например, в сферах экономии воды и тепла, утилизации отходов. Пусть медленнее, чем хотелось бы, но проблема климата тоже будет решаться всем миром.

Подробнее в лекции Парижское соглашение. Как снизить выбросы парниковых газов? Рассмотрение шести регионов России, включая то, к чему надо адаптироваться. Лес и климат. Что может сделать человек? Адаптация к изменениям климата.

Действительно, перфторуглероды обладают очень сильным парниковым эффектом. Одна тонна этих соединений эквивалентна 7–11 тысячам тонн СО2. Имеется в виду, что, попав в атмосферу, эта тонна за 100 будущих лет приведет к такому же повышению глобальной температуры приповерхностного слоя воздуха, как и выброшенные в тот же год в атмосферу 7–10 тысяч тонн углекислого газа. Кстати, это не рекорд: например, гексафторид серы дает эффект, равный 23,5 тысячи тонн СО2.

Перфторуглероды – химические соединения исключительно антропогенного происхождения. Они образуются, в частности, при выплавке алюминия. Хорошо, что их эмиссии очень малы, поэтому действие тоже мало. Львиную долю антропогенного усиления парникового эффекта дают СО2 и метан, далее идут N2O и фреоны. Однако действие перфторуглеродов все же не нулевое, меры по снижению их выбросов тоже имеют смысл, но, конечно, только в сочетании с мерами по снижению выбросов СО2 и метана. Компании не должны почивать на лаврах, снижая только выбросы перфторуглеродов, как бы «сильны» они ни были.

Тут важно понимать, что действие разных парниковых газов совершенно одинаково, только цифры СО2-эквивалента могут быть разными. Неверно проводить аналогию с вирусами, где один более «сильный» по ущербу для экономики может быть эквивалентен тысячам более слабых, но зато смертность от него выше. Поэтому бояться особо сильных парниковых газов не стоит, но и пренебрегать мерами по снижению их эмиссий тоже не надо.

Подробнее в лекции Изменения климата: антропогенные воздействия. Усиление парникового эффекта различными газами.